СРОО "Особые дети"

Севастопольская регионльная

общественная огранизация

родителей детей-инвалидов

  
Get Adobe Flash player
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
Последние новости
18.12.2016: Запуск сайта организации

 

С 1 сентября 2016 года в образовательных учреждениях РФ будет внедрён федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования для обучения детей с ограниченными возможностями здоровья. Этот стандарт, утверждённый приказом Министерства образования и науки, позволит детям-инвалидам получать образование в обычных общеобразовательных школах, если есть такое желание у их родителей.

С этой целью в России уже более 15 лет действует система инклюзивного образования, направленная на вовлечение детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и психоневрологическими нарушениями в социум и воспитание толерантного отношения к ним со стороны общества.

 

Вопросы и проблемы функционирования системы инклюзивного образования в Севастополе и внедрения федерального государственного общеобразовательного стандарта обсудили во время научно-практической конференции с участием профильных специалистов, родителей и общественности.

В Севастополе инклюзивного образования нет
По словам председателя СРОО родителей детей-инвалидов «Особые дети» Аиды Менановой, сегодня в Севастополе инклюзивного образования нет – в отличие от Крыма, где эта образовательная система действует и более 400 детей, по сведениям общественницы, вовлечены в этот процесс.
«У нас инклюзивными считаются дети с физическими ограничениями лёгкой степени, с нормой интеллекта, которые учатся в обычных образовательных учреждениях. Но мы просим инклюзивное образование для более тяжёлых детей, которых тоже можно включать в систему общеобразовательной школы. Нужно создавать специальные условия обучения для них», – сказала Менанова, уточнив, что сегодня в Севастополе насчитывается порядка 1300 детей-инвалидов, из которых более 200 с психоневрологическими проблемами.
Как отмечают специалисты в области образования, инклюзив является основной составляющей в процессе социализации формирования толерантного отношения к особым детям их сверстников. По словам представителя центра социальной помощи семье и детям Юлии Морозовой, в этом случае имеет смысл идти «снизу», так как через детей толерантное отношение к детям с ОВЗ передается и взрослым.
Это особенно важно, поскольку сегодня наблюдается рост числа детей-аутистов. Согласно озвученным данным, если десять лет назад таких детей в Севастополе насчитывалось 4–6 человек, то сегодня на учёте стоят около ста детей с аутизмом.
 
Главный барьер – в голове
По информации заведующей ГКУ «Психолого-медико-педагогическая комиссия» Алевтины Довженко, в год к ним в организацию обращаются до двух тысяч детей, треть из которых инвалиды.
Довженко отметила, что проблем с образованием особых детей дошкольного и школьного возраста нет, им предоставляются образовательные услуги по линии департамента образования. Гораздо сложнее обстоит дело с детьми, имеющими глубинные нарушения психофизического развития, которые не имеют возможности самостоятельно посещать учебное учреждение.
«Самая главная боль – что взрослые члены семьи золотой цепью прикованы к этим деткам. Они не могут работать, содержать семью. По сути дела, они лишены той радости жизни, какую имеет тот родитель, который может направить своего ребёнка обучаться на время по определённой программе в определённое учебное учреждение», – пояснила Довженко.
Как подчеркнула специалист, сегодня в Севастополе многие руководители образовательных учреждений до сих пор не понимают необходимость и неизбежность в будущем внедрения инклюзивного образования. По мнению Алевтины Довженко, отсутствие финансирования и необходимых условий для детей-инвалидов, которые мало кто стремится создавать, является основной причиной застоя процесса внедрения инклюзива.
«Для того чтобы сдвинуть с мёртвой точки проблему инклюзивного образования, нужно преодолеть барьер в голове руководителя, который непосредственно занят обеспечением образования на месте», – убеждена она.
 
Ресурсный класс для тех, кто устал
Одной из возможных форм внедрения инклюзива в образовательную систему может стать создание специального ресурсного класса на базе городских школ. Модель ресурсного класса была создана благотворительным фондом «Выход» и уже три года успешно практикуется в московских образовательных учреждениях.
Ресурсный класс применяется как один из методов создания специальных условий для детей с аутизмом и с проблемами поведения. Это классы, где дети с тьютором (особый специалист) могут работать индивидуально, отдыхают, а на обычные уроки ходят на то время, насколько позволяют их физические и интеллектуальные возможности, – на 5, 10, 20 мин. При этом особый ребёнок посещает обычную школу и закреплён за обычным (регулярным) классом.
«В школе есть кабинет, который называется ресурсным классом. Кода ребёнок устаёт, тьютор выводит его в этот класс и дальше продолжает заниматься с ним по индивидуальной образовательной программе. По идее, такие ресурсные классы должны быть во всех районах города, а как максимум они должны создаваться по месту проживания ребёнка. Но отдел образования говорил, что они не могут создать во всех школах специальные условия», – рассказала Аида Менанова.
 
База есть, денег нет
В Севастополе ресурсный класс может быть создан на базе девяти школ, вошедших в государственную программу «Доступная среда на 2011–2020 гг». По данным главы СРОО «Особые дети», сегодня в их организацию подано более 12 заявок на инклюзивное образование.
«В принципе, у нас база есть, тьюторов нам прописывает медико-психологическая комиссия (МПК), но денег нет на тьюторов, значит, школы должны изыскать средства, чтобы оплатить этого тьютора», – отметила Менанова.
Общественница уточнила, что в Москве, Ростове, Воронеже, Перми есть классы, где, помимо учителя, работает поведенческий аналитик, который прописывает, как с тем или иным ребёнком правильно заниматься, как корректировать его поведение. Как результат – спустя три года такой работы ребёнок может самостоятельно посещать обычный класс.
«Опыт есть, наработки есть, нормативно это тоже прописано, помогают общественные организации, и родители доплачивают за эту поведенческую программу. Основная проблема в том, чтобы таких детей научить сидеть и заниматься, а педагогический коллектив научить, как с ними работать. Это всё осуществляет поведенческий аналитик», – пояснила Менанова.
 
Понять, принять и решиться
По мнению экспертов в области работы с инвалидами, представленный проект ресурсного класса для детей в психоневрологическими нарушениями хорош в теории. Однако его реализация будет зависеть от финансовых и человеческих ресурсов, а также правильного понимания сути программы самими участниками образовательного процесса – как учителями и тьюторами, так и родителями ребёнка.
«Идея жизнеспособна, если будет фундаментально финансироваться, поскольку требует очень больших финансовых вливаний. Прежде всего нужно подготовить специалистов, то есть это ещё и временной вопрос. Она может работать, если сама идея будет принята и понята людьми, которые собираются этим заниматься. Она требует очень большого времени для запуска и больших ресурсов, как человеческих, так и финансовых», – убеждена доцент кафедры общей прикладной и педагогической наук СГГУ Ирина Маякова.
По мнению эксперта, важно организовать образовательные группы детей по уровню созревания высших психических функций, а не по возрастному принципу, как это принято сейчас во всей системе инклюзивного образования в России.
«У одного они зреют в семь лет, у другого в двенадцать… Но период созревания происходит индивидуально у каждого. Инклюзия состоит в том, что они стоят на равной платформе не по возрасту, а по развитию. В России, к сожалению, инклюзия учитывает возраст, а не развитие», – отметила Маякова.
Аида Менанова добавила, что в начале года директор департамента образования Михаил Родиков положительно воспринял идею, однако выяснить позицию представителей департамента не удалось, так как в последний момент они отменили своё участие в конференции. Кроме того, в штатном расписании департамента до сих пор не утверждена должность специалиста, который курирует инклюзивное образование.
 
Дорогу осилит идущий
Сегодня Россия находится в числе отстающих стран по кадрам для обеспечения инклюзивного образования. По словам начальника отдела инвалидов Елены Сокало, в настоящее время в Севастополе действует госпрограмма «Доступная среда РФ на 2011–2020 гг.», одной из подпрограмм которой является развитие инклюзивного образования, в том числе обучение профильных специалистов.
«Если раньше стояла задача чисто архитектурной адаптации, то в нынешней программе красной строкой прописана возможность за счёт средств этой программы обучить специалистов», – сказала Сокало, отметив, что профессия специалиста по инклюзивному образованию может стать престижной, оплачиваемой – и привлекательной для студентов гуманитарных направлений.
Также многие участники конференции отмечали отсутствие взаимодействия между разными департаментами в решении проблемы внедрения инклюзивного образования. Елена Сокало сообщила, что решением координационного совета по делам инвалидов стало создание межведомственного соглашения, в рамках которого будет также учтён вопрос необходимого сопровождения ребёнка-инвалида тьютором.
Напомним, во время прямой линии с гражданами Президент России Владимир Путин, отвечая на вопрос руководителя благотворительного фонда «Выход» Авдотьи Смирновой, подтвердил направленность государственной социальной политики на поддержку и развитие системы инклюзивного образования.
«Государство должно поддерживать общественников и само должно продвигать инклюзивное образование. Дети с аутизмом часто очень талантливые, одарённые. Мы, безусловно, будем над этим работать», – сказал глава государства.
Полина Ласькова
Фото автора