Как не надо говорить с «особыми» мамами

Мамы Недели: Ольга+Светлана+Анастасия+Елена = «Ты важна» (программа поддержки мам детей с ограниченными возможностями)

15

Мама Недели: интервью с мамами Автор: Svetlana 20 Февраль, 2015

Сегодня у нас в гостях сразу 4 мамы. То, что они делают вместе, не может не вызывать восхищения. Некоммерческий проект — программа помощи и поддержки мам детей с ограниченными возможностями Ты важна родился в ноябре 2014 и помог уже очень-очень многим мамам.

Как? Чем? Что это за тёплая волна, которая разворачивается на наших глазах с огромной скоростью и самыми благодарными откликами? Сегодняшние гостьи рубрики Мама Недели на Блоги Мам — Ольга, Светлана, Анастасия и Елена — как раз сегодня нам обо всём и расскажут.

Мы очень рады их приветствовать!

Светлана, Блоги Мам: Дорогие гостьи, для того, чтобы нам начать знакомиться, расскажите, пожалуйста, о себе.

Ольга: Мне 32 года, я москвичка, у меня двое детей и замечательный муж. Раньше, до декрета, я работала в консалтинговой компании, занималась торговой недвижимостью; но сейчас понимаю, что в эту область я уже не вернусь. Проект «Ты Важна» вдохновляет меня намного больше.

Работая над этим проектом, развивая его, я вижу мгновенный реальный результат моей деятельности, и это меня насыщает энергией, которой я потом готова делиться со своей семьёй.

Светлана:  Меня зовут Светлана, мне 29 лет. Я мама ребёнка с аутизмом. Занимаюсь реабилитацией Димы, поэтому выйти на работу из декрета не смогла.
Очень люблю психологию и общаться с приятными людьми.

Анастасия: Мне 33 года, я москвичка, замужем. С 2001 года занимаюсь рекламой, на данной момент работаю Client Service Director в рекламном агентстве «Студия 42». Я всегда понемногу занималась благотворительностью, но хотелось чего-то большего, хотелось во всеуслышание заявить о тех проблемах в современном мире, которые так беспокоят меня. Хотелось своими руками делать мир лучше, отзывчивее и добрее! Моё послание было принято космосом

Источник: http://www.blogimam.com/2015/02/mamy-nedeli-olgasvetlanaanastasiyaelena-ty-vazhna-programma-podderzhki-mam-detej-s-ogranichennymi-vozmozhnostyami/

Как живут мамы особенных детей? | Дети | Другие дети

  • Всем привет. Я мама обычных детей, но этот вопрос меня волнует. Как вы живете, о чем думаете, работаете или нет. Если есть какие то заболевания при которых реально человек может умереть как то быстро, как вы живете с этой мыслью, что это может произойти в любой момент, надо же быть всегда наготове.. И как гоните эти мысли? Спасибо!
  • Привет. А как Вы живёте, зная, что есть заболевания при которых реально человек может умереть, что это может произойти в любой момент. Вы всегда наготове?
  • А вы с какой целью интересуетесь? Собираетесь стать мамой ребенка, который может быстро умереть? Или просто хотите поговорить о бренности всего сущего?А то быть всегда наготове, чтобы быстро умереть, это весьма специфическое занятие.
  • я раньше почитывала форумы мам аутистов, детей с СД. Тоже было ну очень интересно что это за дети и как мамы живут. И получила себе такого ребенка — доинтересовалась) Потом мне стало интересно как справляются самостоятельный мамы после развода. Ну и тоже оказалась в подобной ситуации, теперь своим опытом делюсь. После этого читаю исключительно о сексе.
  • Я во время второй беременности постоянно читала форумы самостоятельно рожающих, без медперсонала. В целом так и получилось практически, хоть и не специально. Интуиция работает иногда.
  • С такими тенденциями все получится.
  • Хорошо живу, спасибо)
  • Это задание психолога. У меня повышенная тревожность. На все. Не только на детей. Иногда бывает боюсь в лифте ехать. Моя сегодняшняя тактика — это от моих страхов отмахнуться. И она посоветовала чуть чуть подумать, что будет если в них остаться. Без фанатизма, если будет страшно, то не надо. Вот пробую. Наверное основное что меня волнует как другой ребенок сказывается на качестве жизни. Люди работают? Отдыхают? Настроение? Нет ли самоедства.
  • А-а, я вас помню. Вы еще безопасное место искали? Нормальные кстати задания, я примерно ими и пользуюсь по жизни.Хреново ребенок сказывается. Если коротко — жизнь закончена. Ты труп, но умереть не можешь. Но к счастью, никто не живет вечно, все когда-то заканчивается.
  • Аа, я помню про безопасное место. Нет, это не я, но читала. Блин, жуть..
  • Значит вас много таких с заданиями. Вам надо объединяться, для совместного приготовления домашки.
  • не факт. я после родов интересовалась как живут с двойняшками. и че да ничего…я сходила на тренинге по сексу- наржалась так, что полгода ходила улыбалась. и вывод- зарядка внутренних мышц полезна- профилактика недержания мочи.вот развелась — БМ муж не хотел работать. а сейчас у него фирма, кормит семью (новая жена с Украины+ ее ребенок 14 лет) и главное он нашей дочерью занимается, а не собирает свои вещи и уезжает — типа книжки писать… рифмаплетблин
  • Ага… *Ушла на форум олигархов*
  • нет
  • Я, когда у ребенка менингит был, про смерть даже не думала. А потом, когда начали разгребать проблемы, а они не разгребались, все сравнивать стала с этой возможной смертью. Так что смерть — это некое мерило.
  • Т.е. вы смотрите на вероятность смерти и исходя их этого волнуетесь? Мне кажется, в случае особенных деток, от этого еще страшнее. Я когда начинаю от каждого чиха и пука впадать в панику как раз себя этим и успокаиваю. Что вероятность мала и мне становится спокойнее. А если представить, что у ребенка эпилепсия или пищевая аллергия на арахис например, и реально может умереть просто на ровном месте или случайно съев арахис, то тогда совсем страшно..
  • Вам просто эмоций в жизни не достает, вот вы и пытаетесь попугаться понарошку, представляя себе в красках и распрашивая нас. Это не поможет. Вам один хороший совет уже дали — почитайте лучше о сексе ))) И полезнее и приятнее.
  • Какой может быть недостаток эмоций у человека с паническими атаками? Причем на все могу среагировать. Если еду в лифте, если поезд остановился в метро, если зазвонил телефон. Я от всей гаммы своих переживаний уже готова была в окно выйти. Но сейчас, после 10 курсов с психологом, мне намного лучше. Но пока рано останавливаться. И вот надо к понедельнику разобраться с этим.. Ладно,я поняла, наверное надо в другое место идти. Спасибо всем!PS с сексом все хорошо)
  • бросьте. никакие панически атаки с реальной жизнью не сравнятся, поверьте. это не эмоции, это гнилая физиология. а если макнет с головой в реальность, все панически атаки моментом сойдут на нет. плавали, знаем.
  • у меня в прошлом году были панические атаки, 2 раза скорую вызывали, они что-то вкалывали и меня на сутки вырубало, даже до дивана не могла дойти, в третий раз даже в кардиореанимацию увезли. И страх за жизнь детей был. Однако год терапии принес свои плоды… Про детей поняла, что если им суждено, то и при мне что-то может случиться. И просто так с детьми ничего не случается. Отпустила и как-то спокойнее стало.А вот недостаток чувств у меня наблюдается. Я вообще по людям не скучаю. А по любимым вещам скучаю. С детьми на неделю расставалась — даже не позвонила. Маму месяц не видела — вообще никаких чувств. А вот машину в ремонт сдала на 4 дня… При расставании успокаивала машину, чтоб потерпел немного и я его скоро заберу (со слезами на глазах), долго стояла и смотрела в след скрывшемуся в цехе авто… Чем очень развеселила менеджера…
  • Одно дело панические атаки по поводу реальных проблем, а другое дело — от скуки, пресыщенности и распущенности. Театральный кружок, постановка «Ой, боюсь-боюсь». Зрители аплодируют.
  • так сразу бы и сказали, что вам нужно, кто скоро умрёт.Мы-то про своих особых часто наоборот, надеемся, что они нас не переживут!Это вы не туда.
  • Это не недостаток чувств, а аутичная черта . Так что все в норме
  • Не сравнивайте впадание от каждого чиха в панику и как следствие запуск ПА с реальной проблемой психолог или неврологической у ребенка. ПА по сравнению с этим такая фигняГоворю Вам как человек у которого 2 года подряд были сильнейшие панические атаки с вызовом скорой несчетное количество раз, боязнью куда то далеко отъехать от города где больницы и могут спасти итп.. У меня был пульс 140 раз гоняла себе и давление. Лечилась иголками, таблетками, физиотерапий, психотерапиией, ходила к психологу — никакого эффектаВылечила себя сама — поняла на что направлен мой страх, взяла в аренду прибор ЭКГ на 2 месяца и снимала себе ЭКГ по 2-5 раз в день столько сколько я боялась , и когда на 35 раз врач на другом конце провода сказал про норму я вообще успокоилась Теперь езжу одна в командировки по городам и весям, раньше даже в Подмосковье не моглаЯ к тому что от панических атак можно вылечится просто усилием воли, а вот проблемы моей дочери увы не вылечить не чем, можно что то компенсировать и то не до нормы((
  • Мне кажется, избавиться полностью от страха, имея детей, невозможно. Как только родился ребенок, началось. Сначала прислушивалась дышит- не дышит. Потом как бы не упал, не заболел. Сейчас, каждый день садясь в машину, молюсь чтобы не встретить идиота на дороге и благополучно приехать. У меня сейчас 2 страха: авария и онкология. Не скажу, что это какая-то ПА. Но любая авария на дороге, увиденная реально или по тв и интернету вызывает мурашки по коже, как бы примеряешь к себе, особенно если с детьми, так вообще могу несколько дней переживать. Так же и по поводу онкологии, до слез. Естественно я не думаю об этом целыми днями на пролет, но все же иногда проскакивает
  • Всё впереди! Не всё тебе сразу)
  • Полностью от страха и не надо избавляться, мы же все таки мамы, а не роботы. Но, от какого то иррационального и можно и нужно. И чем раньше начать, тем лучше. Потому что это легче исправить. Мне помог психолог и препараты. Еще есть над чем работать, но того ужаса, что раньше был, уже нет. Надо просто разбираться в себе. Анализировать свои страхи. Не отмахиваться, не загонять.
  • Живем как? С усталой спиной/ногами/руками и с вечно ноющим сердцем о наших детях. Еще боимся умереть.
  • Сочувствую ;-( У меня есть знакомая. Она была мамой особого ребенка. У него был синдром Арнольда-Киари, ноги ниже пояса не работали, голова большая. Но она не унывала, она как то относилась к этому так, что я буду делать все что возможно для моего малыша, а там как бог даст. И она работала иногда, путешествовала, радовалась жизни, помогала другим. Какой то у нее был настрой, что жизнь не закончилась. Я часто ее вспоминаю.
  • Во-о-о-т. Мы живем всегда под давлением страха, мук совести (недодала, недозанималась, пожалела денег, а вдруг помогло бы…), но когда ты знаешь, что ребенка могло НЕ СТАТЬ, но он жив, просто не слышит, плохо понимает и плохо говорит, ты тихо радуешься тому, что он ВООБЩЕ есть. И депрессии и панике в твоей голове места нет.
  • Спасибо, конечно. Только сочувствия мне не надо. Есть мамы, которые справляются гораздо с бОльшим в жизни. У меня все отлично. Я работаю, мне не помогает никто, иногда мама приезжает, если кто заболел. Я лично потеряла всех своих друзей и подруг, одна настоящая есть и будет. Но я встретила много, очень много новых стоящих друзей в жизни. Стала волонтером. Наши дети меняют нас. Вашу подругу тоже изменил ребенок. Попробуте Вы измениться сами, без таких пинков. Меня тоже, как и девочек сверху смутил Ваш приход в этот раздел.Дописываю. Тема в ТД http://eva.ru/topic/63/3380188.htm
  • ага) я давно за собой определенные моменты наблюдаю))) и ведь считала всегда себя обычным человеком))))) Хотя в последнее время озадачиваюсь: а кто вообще сказал, что есть норма? Может норма — это как раз таки я?А они все странные… чувства какие-то испытывают друг к другу))))
  • вот тут мне так близко… я тоже иногда думаю, что его могло бы не стать 7 лет назад, считанные часы жизни врачи давали и мы молились, чтоб лекарства помогли…
  • вам ответилось? тьфу! вот что значит, давно не была на Еве…
  • я вам писала ниже и промахнулась.С тяжелым особыми наоборот, часто. Самый большой страх — что он тебя переживёт.
  • Ой, не знаю как живут все, но те кого я знаю, близко или только после общения в течении 3 недель, в санатории, все нормально живут, бодро, по другому никак. Живут в борьбе, а это стимулирует.
  • У меня дочка с диагнозом, но живем как все. Боюсь как все — рака, аварии, маньяков и т.п.А у соседки здоровая девочка, за 1 год «сгорела» от рака, вот так…. Хоть бойся, хоть не бойся, ко всему готовой быть невозможно….
  • Это у вас скорее всего не были ПА. От ПА никакая воля не поможет.
  • Самые натуральные Панические атаки — скорых вызвала не меньше 60 раз точно за 3 года, меня наша подстанция уже знала .. Перепробовала все что можно
  • Я тоже гипертревожный человек. Старший у меня — пограничник, младший — недоношенный.Со страхами за детей борюсь как ни странно абсолютно разными способами.Со старшим я просто стараюсь об этом не думать. Гоню мысли, позитивно мыслю, но опасные ситуации проговариваю. С младшим не получится проговаривать, а в опасных для жизни состояниях он был с рождения чаще, чем старший. Мне помогло просто тупо смириться с этим положением. Это было больно, я плакала несколько дней, потом — отпустило. Решила, что раз ребенка Бог дал, то он — в Его руках.Вот так и получается: за старшего отвечаю я, а за младшего — Бог.Смешно, но помогает.А в остальном живу нормально. Конечно, например, мой старший никогда не ездил в лагерь. Конечно, в школе учитель всегда знает, что если у него случился кризис, надо звонить мне, иначе сами не справятся. Конечно, младший ребенок болеет каждый месяц, я уже привыкла, а температуру ему сбиваем с 37, чтобы не было судорог. Но ничего, нормально живем. Бывает и хуже.
  • Согласна, ПА это жесть и поможет только врач и медикаменты.
  • Спасибо за ответ! Я поняла.
  • То что бывает и хуже я знаю, но меня это как то не успокаивает. Я когда гоню все мысли тревожные мне только хуже. Потому что они не уходят, а как снежный ком наматываются. И плакала я и смирялась. Но потом в один день, когда я уже устала и подумала о том, чтобы выйти в окно. Мне повезло, я нашла врача. Какое то время принимала препарат, теперь уже без него. Сначало консультации были 2 раза в неделю. теперь пару раз в месяц. Хочу окончательно выздороветь.
  • и я и друзья тематические — все бодры и активныживем весело, делаем проект инклюзии
Читайте также:  Что делать с пролежнями?

Источник: https://eva.ru/kids/messages-3379824.htm

Особенные дети: 12 вещей, которые нельзя говорить родителям ребенка с особыми потребностями | Ресурсний центр підтримки інклюзивної освіти

Мы выбрали 12 фраз, которые нельзя говорить мамам и папам особенных детей. Внимательно прочитайте и запомните их. Также мы уже давали вам Пять советов психолога, как правильно общаться с «особенными» детьми и их родителями.

Мне жаль.

Рождение ребенка с особыми потребностями – не трагедия, и вы не должны выражать сожаление по этому поводу. Мой сын жив, здоров, и счастлив. Вы не извиняетесь перед другими родителями за существование их детей, так что не делайте это перед родителями детей с особыми потребностями.

Вам, наверное, очень сложно воспитывать вашего сына. Даже представить себе не могу, как вы это делаете.

Воспитание любого ребенка трудно, но когда мы подписываемся на воспитание детей, каждый из нас, не зависимо от того, кто его ребенок, должен быть готов к взлетам и падениям, уходу, подростковым годам и всему остальному. Как я это делаю? Как и любой другой родитель.

Я восхищаюсь тем, что вы заботитесь о ребенке с особыми потребностями.

Не нужно мною восхищаться; я просто мама, которая делает все, что может, и я не была выбрана для этой работы. Говорить родителям детей с особыми потребностями, что они удивительны, означает укреплять идею, что состояние их ребенка является трагедией, что только «супер» родители могут справиться.

Это так ужасно, что вам пришлось всю свою жизнь посвятить уходу за ребенком.

Я не посвятила всю свою жизнь заботе о ребенке. Как и многие другие родители детей с особыми потребностями, я все еще работаю, делаю то, что я люблю, путешествую, провожу время вместе с друзьями и строю планы на будущее.

А вы не пробовали лечиться?

Когда моему сыну только поставили диагноз (аутизм), я читала истории об «исцелении» и искала лекарство. Но, в конце концов, я усвоила, что аутизм означает другую нервную систему. Как и церебральный паралич, синдром Дауна и другие особые потребности, аутизм является частью ребенка – не болезни, чтобы ее вылечить.

Это пройдет. Ваш ребенок «поправиться», когда станет старше.

Мой сын не собирается «выздоравливать» от аутизма, потому что аутизм является способом работы его мозга. Конечно, с возрастом он будет меняться, но идея, что он «поправиться» является ошибочной и усиливает его состояние как болезнь, а не отличие.

Он выглядит нормально. Вы уверены, что у него есть особые потребности?

Хотя мой сын не выглядит инвалидом (он не в инвалидной коляске и не имеет других видимых маркеров нетрудоспособности), он все равно является ребенком с особыми потребностями. У многих детей «невидимая инвалидность», и они не должны доказывать, что она есть просто потому, что мир не может ее видеть.

У вашего ребенка не будет истерик, если вы дисциплинируете его.

Есть огромная разница между истерикой с целью получить что-то и кризисом у детей с особыми потребностями. Эти кризисы вызваны сенсорной перегрузкой, неспособностью общаться и многими другими причинами, и они качественно отличаются от обычных истерик.

Использование оскорбительных или унизительных слов.

Как сказал один адвокат: «Метафоры об инвалидности изобилуют в нашей культуре, и они существуют практически исключительно как ругательства.

Вы видите что-то неправильное? Сравните это с физической или психической инвалидностью: парализованный, хромой, калека, шизофреник, больной. Хотите оскорбить? Бесконечные слова: глухой, немой, идиот, сумасшедший, безумный, тормоз, лунатик, псих».

Теперь понимаете, почему я не хочу слышать о «сумасшедших» вещах, которые вы делали в прошлые выходные или какой «идиот» ваш босс?

Ничего не говорите, но рассматриваете.

Наши дети не экспонаты в зоопарке. Они такие же люди, как и вы, и заслуживают уважения. Пожалуйста, не глазейте, если мой сын устраивает истерику на публике или, если вы видите ребенка, который выглядит иначе, находится в инвалидной коляске или передвигается при помощи медицинской опоры.

Вы должны поделиться деталями о проблемах вашего сына, чтобы помочь другим родителям.

Я все время беспокоюсь о защите частной жизни моего сына. Дети с особыми потребностями – не экспонаты, чтобы таращить на них глаза, их сложные испытания, детали личной гигиены и посещения туалета, и другие подобные вещи не для публики, независимо от того, насколько «полезными» они могли бы быть.

Вам, наверное, страшно за будущее вашего ребенка. Вы слышали, что…

Конечно, я беспокоюсь о будущем моего ребенка, как и каждый родитель, которого я знаю. Рассказывая мне истории о взрослых с особыми потребностями, которые подвергаются жестокому обращению, насилию или чему-то еще похуже, не помогают облегчить эти страхи. Давайте работать вместе, чтобы построить лучшее будущее.

ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ СКАЗАТЬ РОДИТЕЛЯМ ДЕТЕЙ С ОСОБЫМИ ПОТРЕБНОСТЯМИ

Итак, что вы можете сказать родителю ребенка с особыми потребностями? Просто.

https://www.youtube.com/watch?v=m9GzDAzkySM

Спросите нас: «Как вы?»

Или скажите нам: «Я хотела бы узнать о том, какие позитивные вещи ваш ребенок делает в последнее время».

Или просто сказать: «Я здесь, я могу помочь?»

Эти слова дорогого стоят, поверьте мне.

По материалам parents.com

Источник: http://nmcio.ippo.kubg.edu.ua/?p=1488

Особые дети. Кто они?

Рейтинг:  5 / 5

 Особые дети, кто они? Давно хотела написать об этом статью. Многие люди, услышав такое название, возмущаются: привыкли делить. Опять какие-то особые дети.

Тут требуется небольшое разъяснение. Особыми называют детей-инвалидов: особые дети или дети с особыми потребностями. Это не юридический термин, а социальный и педагогический. В юридических документах они так и остаются детьми-инвалидами.

Термин «особые дети» пришёл в нашу страну с Запада. Он предложен самими инвалидами, потому что так они чувствуют себя более комфортно. Это немногое западное, чему нашему обществу надо бы поучиться.

К сожалению, наши собственные традиции милосердия и принятия людей такими, как они есть, за годы советской власти оказались разрушенными до основания. Строитель коммунизма не имел права быть ущербным.

Особых детей я делю на две большие группы

1. Во-первых, это дети с физиологическими и физическими проблемами.

В моей практике были астматики, ребята, выжившие на пожарах, дети с тяжёлыми артритами, пороками сердца. Сюда же отнесла бы людей, потерявших конечности, или родившихся без них, но имеющих здоровую нервную систему. Эта группа ближе ко всем обычным детям.

2. Во-вторых, инвалиды детства.

Как правило, ребята имеют тяжелые формы инвалидности. Даунята, дети с ДЦП, аутисты на самом деле особые дети. Каждый из них, как говорит дедушка одного такого малыша, «индивидуй». Например, программа обучения должна создаваться на каждого индивидуально, потому как это тот случай, когда нельзя спрогнозировать надолго и наверняка. Педагоги говорят: «индивидуальный образовательный маршрут».

Эта классификация из собственной практики.  На научность не претендует, но помогает спланировать работу с особыми детьми так, чтобы не потерять, не занизить их возможностей.

В отношении реабилитации второй группы ребят обычно сталкиваешься с крайними позициями:

  1. Они такие как все уже сейчас или должны стать «нормальными» после нашего воздействия.
  2. На что они способны? Будем любить их, ухаживать за ними, неся свой крест.

Обе позиции ущербны и приносят ребятам вред.

Первая потому, что никогда эти дети не будут «нормальными» в том смысле, как мы это понимаем. Но они могут, как и другие, реализовать себя там, где способны, и приносить пользу себе и людям. Только это «где способны» особым детям надо помочь найти.

Опасен такой подход тем, что требования беспредельно завышаются, приводя к нервному срыву. Хороша здесь вера в ребёнка. Именно вера поднимает нас с колен.

Вторая позиция – дети-инвалиды крест семьи. В этом случае я всегда привожу историю из книги Гленна Домана «Что делать, если у вашего ребёнка повреждение мозга».

В свободном пересказе звучит так.

Однажды мальчик-инвалид спросил у матери, почему он родился таким. Мать ответила следующее. Перед рождением особого ребёнка Бог собирает своих ангелов и спрашивает, есть ли где-нибудь на земле достаточно хорошая семья, которую можно ещё улучшить рождением ребёнка-инвалида.

Вот в чём увидела смысл женщина. Чувствуете, как меняются акценты? Не «я такая несчастная», а «мы – семья – должны стать крепче, сплочённей, лучше». Насколько легче жить во втором случае с одним и тем же горем!

Тяжело воспитывать болных детей. И дело даже не в том, что катастрофически не хватает средств. Не хватает понимания, поддержки.

Мать уже достаточно взрослой девушки-аутистки спросили, на что она рассчитывает в окружающем мире. Ответ был такой: «Будем надеяться на благородство. На то, что когда дочери будет трудно, она не сможет самостоятельно решить какой-то вопрос, найдётся человек, который скажет: давай помогу».

Главное, чтобы семьи этих ребят не распадались, чтобы у них были братья и сёстры. Чтобы здоровые дети соседей не показывали на них пальцем, потому что жизнь непредсказуема. И дай Бог всем нам остаться людьми, если жизнь нас сведет с особыми детьми.

Источник: https://mama-pomogi.ru/o-detyakh/osobyj-rebjonok/osobyie-deti-kto-oni

Слингоношение и особые дети

Есть мамы, которым надо носить детей долго-долго. Путешествовать по жизненно важным делам часто-часто. Это мамы особых малышей. Самая удобная эргономичная переноска для них рюкзак, сшитый из «правильной» ткани слинг-шарфа.

Одесская мастерица Вера Петрова уже не первый год шьет эрго-рюкзаки и помогает таким родителям. Все заказы для них она выполняет бесплатно. Вера и обладательницы ее рюкзачков рассказали о прекрасном явлении — слингоношении особых детей.

<\p>

Вера Петрова, производитель эрго-рюкзаков собственной разработки:

«Самый первый рюкзак я сшила самой себе, потому что не могла себе позволить такую покупку — на тот момент в продаже были только Ergo-baby по 120 долларов. Потом потихоньку начала шить для других. И среди клиентов стали появляться мамы особенных деток.

А к ним которым нужен отдельный подход, так как у каждого свои особенности. Кто-то не держит голову. Кто-то закреплен в аппарате для разведения ножек (если сустав не сформировался), это металлическая конструкция вокруг бедер, которая простой рюкзак протрет и порвет. Многие не добирают в весе.

Вот так, в 2009 году, вместе с обычными клиентами у меня появились особенные, сарафанное радио привело».

«Выкройка — это плод пятилетнего опыта работы, у меня сотни cшитых рюкзаков. Лучше всего для маловесных деток себя показали слинг-шарфы, чувствуется, что это не просто кусок ткани, а результат долгих поисков производителей.

Шарфы мягче и пластичней обычной ткани, а это важно в том случае, когда у ребенка рост 110 см, а вес 8-9 кг —такую крошку хорошо обнимет только шарфовая ткань.

Многие другие не повернутся и не растянутся как надо под таким ребенком».

«Что удобнее для такого ребенка, слинг-шарф или эрго-рюкзак — вопрос личного выбора родителей. Не каждый папа, например, будет мотать шарф, да и мам некоторых отрез в 5 метров пугает. Рюкзак он проще и этим привлекает родителей. Но я рекомендовала бы найти возможностью попробовать и слинг-шарф. Только протестировав разные виды переносок, можно найти оптимальный вариант».

«Есть еще один производитель, который позиционирует свои рюкзаки как переноски для особых детей, это эстонская “Бьянка”. Отличные рюкзаки, производитель — сама мама особого ребенка и опыт ее бесценен. Но наши мамы детей-инвалидов, я говорю про Украину, в подавляющей массе, не могут позволить потратить 100-120 евро на рюкзак.

Пенсия по уходу за ребенком составляет что-то около 150-250 долларов, постоянная реабилитация и медикаментозное лечение не подрывает бюджет только очень плотно стоящих на ногах родителей. По сути, наши рюкзаки похожи — лямки на спине перекрещены для лучшего распределения веса, уплотненный удобный пояс, большой и удобный капюшон для поддержки головы.

Основное различие в выкройке спинки и цене».

«Я старюсь максимально сократить расходы для родителей особых деток, беру с них только за материал. Тут мне очень помогают наши слингомамы — зная, что я шью для особых деток бесплатно, они часто отдают мне свои слинг-шарфы, слинг-карманы, слинги с кольцами и тем самым сводят стоимость изделий практически до нуля.

Читайте также:  Пролежни у детей с особенностями развития и как с ними бороться

Меня очень трогает эта молчаливая материнская взаимопомощь, искренне благодарна за нее нашим девочкам. Стараюсь отчитываться в своем «живом журнале» или в личной переписке об использовании подаренных шарфов, все-таки материальная ответственность.

С радостью беру и обычную хлопковую ткань, поскольку старшим тяжелым деткам шарфовые рюкзаки не к чему, им надо покрепче и понадежнее».

«Как нам помочь — можно отдать свой шарф или свой рюкзак семье, которая нуждается в помощи, или можно отдать мне, а я передам тем, кому он будет нужен. С чужими бедами сталкиваюсь очень часто, так как занимаюсь благотворительной деятельностью».

«Мамы особых детей посещают одни и те же тематические форумы, одни санатории, центры реабилитации, советуются друг с другом. На Одесском форуме в теме деток с ДЦП я размещаю объявления о пошиве. О рекламе речь не идет в принципе, все мои клиенты — и особые, и просто дети — все пришли по совету знакомых».

«Шила как-то рюкзак в Воркуту, для солнечной Одессы город мифический, город на другой планете. Так меня вся семья подтрунивала, что надо меховую отделку на капюшон ставить, иначе не примут работу».

«Как-то одна, совершенно чудесная мама из Ставрополя, подарила мне целую коробку мыла своей работы. Это было так приятно — не передать словами!»

«А под этот новый год туго с деньгами было, и настроение  от этого не очень праздничное, но решила одолжить денег и купить все-таки мужу подарок. 30 декабря нашла на форуме человека, который у нас в городе продает спортинвентарь, заказала турник, приехала на встречу.

Мужчина рассказал мне, что куда крепить, выдал турник, а потом достал из машины кулек с рюкзаком, спрашивает: «Ваша работа?» — «Моя», говорю, — «Ну, вот, знайте, что добро всегда возвращается». Взял денег вполовину меньше и отдал назад рюкзак, чтобы я передала тем, кому понадобится.

Это было так неожиданно и приятно, что я шла домой с глазами на мокром месте и улыбкой до ушей».

«С распространением информации все лучше с каждым годом. Уверена, что родители, которые хотят носить ребенка, найдут сведения о различных эргономичных переносках.

Хочется, чтобы при реабилитационных центрах, при собесах были демонстрационные материалы — слинг-шарфы, рюкзаки, май-слинги. Чтобы те, кто только слышал об этом, мог примерить и принять решение о том, нужно им это или нет.

Совсем в идеале, конечно, госпрограмма, по которой можно было бы в собесе наряду с коляской и пандусом, заказать бесплатную эрго-переноску».

«Но не стоит забывать, что к особым детям — особый подход! В каждом отдельном случае, я считаю, надо говорить с лечащим врачом о том, можно ли использовать рюкзак или слинг-шарф».

Оксана Куделько, мама Олега (последствия нейроинфекции):

«Информационная поддержка очень важна , не все родители знают о эргономичных переносках, и о том, как они в некоторых ситуациях облегчают жизнь. Мое личное мнение, если родителей не заинтересует рюкзак, то и не смысла их убеждать в том, что он им нужен».

«Как минимум четыре невропатолога, а также хирург и ортопед одобрили ношение в рюкзаке и в слинге . Длительное ношение в слинге позволило избежать проблем с тазобедренными суставами. И не раз статьях о слингоношении обсуждалось, что постоянный контакт мама-ребенок способствует гармоничному развитию малыша».

«Я пользовалась маем, слингом и рюкзаком. Удобнее всего для ребенка с ДЦП все-таки рюкзак. Дети с ДЦП «зажатые» и скрюченные тонусом. Пока они маленькие их можно усадить в шарф и примотать.

Но, по мере роста ребенка, все сложнее пользоваться шарфом и разными видами намоток. Сейчас моему ребенку шесть лет, и я выбираю рюкзак, он дает нам быстроту и комфорт.

И самое главное для ребенка — мама рядом 🙂 »

Валентина Гуменюк, мама Вовы (ДЦП, спастическая диплегия, с преобладанием в левых конечностях, задержка психо-речевого развития, дефицит NK/NKT клеток):

«Я не сразу узнала, что есть такие рюкзаки для подросших деток. Думала, только для малышей до года, не до-двух-пяти и более лет. Поэтому информационная помощь нужна».

«В материальном плане все зависит от возможностей родителей, но, в принципе, по сравнению с другими приспособлениями для транспортировки — более чем доступная цена. А если учесть, что Вера берет только за материалы, то я считаю очень доступно».

«Врачебная помощь в этом вопросе не повредит, детки разные и в редких случаях, наверное, все-таки могут быть противопоказания. А так, особенно при дисплазии показано на 1000%.

Поэтому обобщать нельзя, на сотню особых детей может быть именно 2-3 ребенка которым, такое положение сильно повредить. Нужна консультация ортопеда, или сообщение в пункте приобретения, или в инструкции к изделию (как в аннотации к лекарствам).

Конкретно я не консультировалась по этому вопросу с врачом, и мнения их не знаю, это только мои мысли вслух».

«Слинг-шарф я не пробовала, но осмелюсь предположить, что все-таки эрго удобнее в том случае, когда правильно подобран размер. Мы в своем, пошитом на два года, отлично помещаемся и по сей день, нам уже четыре. Мне кажется, что слинг-шарф это удобно для грудничков, которые еще нельзя сажать в эрго, а когда уже можно, то мне удобнее готовый рюкзак, застегнул в трех местах и все».

Аня Михайлова, мама особенного ребенка

«Я очень долго искала, как же лучше переносить свою малявку. Решила, что это будет эрго-рюкзак только когда наткнулась на дорогие рюкзаки от Бьянки. В них было все, что нужно моей малышке.

Потом, слава Богу, мне помогла девочка и познакомила с Верой. Тот рюкзак, который она нам пошила, просто идеальный. Он комфортный и мягкий, малышке очень удобно.

И, главное, это поддержка головы за счет продолжения спинки! Ну и, конечно, удобный вместительный карман »

«Вопрос денег важен, так как очень много уходит на реабилитацию, поэтому цены нужны не заоблачные».

«Лично я ни с кем не консультировалась по поводу ношения в эрго-рюкзаке. Но считаю, что именно для наших детей такое ношение самое полезное. Во-первых, это постоянный контакт с мамой. А во-вторых, практически у всех ДЦПешек дисплазия. Когда носишь в рюкзачке, ты совмещаешь приятное с полезным: общение с мамой, разогрев и разведение мышц!»

«Нам удобнее рюкзак. Он очень легко одевается и снимается. Если ребенок с повышенной возбудимостью, думаю, ему сложно будет ждать, пока его примотают или размотают. Но это только мое мнение. Возможно, при ловкости мамы он и не заметит никакого дискомфорта. Мне сложно судить, шарфом я никогда не пользовалась».

Евгения Бугаева, мама Киры (ДЦП)

«Многие мамы особых малышей дальше врачей редко куда ходят, и если бы наши специалисты могли бы дать совет по вопросу комфортного ношения ребенка, было бы замечательно.

В той же поликлинике или в неврологических стационарах, реацентрах могли бы быть приходящие консультанты и какие-то плакаты/брошюры для полого ознакомления со слингоношением.

Ну и конечно же материальное обеспечение хромает, на хороший шарф/рюкзак уйдет в лучшем случае одна пенсия, а то и больше».

«Конкретно нас одобряла наша невролог-эпилептолог Юлия Олеговна Унтилова в ДГБ №3 и ортопед Андрей Алексеевич Попченко в отделении ортопедии ОДКБ. Насчет общих мнений во врачебной среде я не в курсе, они одобряли от своего имени».

«На мой взгляд, для не тяжелого по состоянию и тяжелого по весу ребенка однозначно рюкзак, так как легче снять/одеть и пересадить за спину. С тяжелым состоянием лучше шарф, потому что можно замотать с руками и лучше поддержка головушки, для тех, кто ее не держит. Да и такие сложные детки зачастую маловесные и носить их в шарфе можно лет до пяти-шести».

Координаты мастерицы Веры Петровой:
vera_petrova@list.ru, блог http://tank-girll.livejournal.com/.
На всякий случай, публикуем их по собственной инициативе 🙂

Стоит отметить, что упоминаемый в тексте производитель рюкзака «Бьянка» семьям с особыми детьми предлагает в своем блоге скидку 10%.

Текст подготовила: Юлия Нурмагамбетова.

Источник: http://WrapCollection.com/note/experience/babywearing-for-special-needs-children/

Юлия Клюева. Здравствуй, мой особенный сын! / Православие.Ru

Я решилась написать это истории таким же мамам, как и я. Может быть, еще и тем, для кого инвалиды и их семьи – это помеха или явление природы, но не более того. Я сама жила так же, пока в мою жизнь не вошла боль, потому что началась длительная операция на моем сердце.

Слава Богу, что мой сын – инвалид

Так получилось, что долгожданный подарок – сын – с рождения был «не таким». Я даже и не могла бы сформулировать мысль, что же именно было не так. Но с первого же дня сердце болело и проворачивалось внутри от ощущения этой его «инаковости». Диагноз звучит сложно, проще сказать, что это – вариант аутизма.

Почти четыре года я работала как реанимация, приобретала навыки дефектолога, логопеда, психолога, прикладника. Диагноз для меня был как стена из железобетона, которую проходилось пробивать голыми руками, лбом, как угодно, но при этом не сдвигаясь не только вперед, но зачастую – после длительной реабилитации – отползая далеко назад.

На этих-то войнах и пришлось встретить саму себя. И как ни парадоксально это звучит, за эту встречу я и благодарна Богу больше всего на свете. Вначале гордыня, конечно же, привела с собой отчаяние. Но при этом мягко и с силой неизбежной аксиомы меня Господь подвел к молитве.

Можно было какое-то время ссылаться на усталость и невозможность молиться, но от действительности было не уйти. Ничто не помогало, ребенок не развивался, стало хуже, его организм стал отказывать. Но перед глазами было Евангелие… И только когда пришло осознанное вымаливание ситуации, начались сдвиги в лечении.

Заканчивалась молитва – заканчивались «совпадения».

Не знаю, почему врачи не давали так долго инвалидность. Но я знаю точно, что и сама не была готова к приговору. Воюя с ветряными мельницами клинических проявлений, я упорно держалась за счастливый финал. Господь семь лет давал эту надежду.

Да и врачи говорили о возможности перелома в лучшую сторону. А потом – послали на группу. И не потому, что я перестала молиться. А потому, что пришла пора пройти урок, к которому готовил меня милостиво Господь целых семь лет.

«Да будет воля Твоя…»

Здравствуй, мой особенный сын. Ты со мной проходишь мои уроки жизни, мои двойки – это твои двойки. И ты помогаешь мне их исправлять и терпишь меня же, когда я воюю не с твоей болезнью, а прежде всего с самой собой. У нас впереди целая жизнь, такой долгий бесценный урок. И помоги нам Бог выучить его и сдать в конце самый главный экзамен.

Мать

В коридоре стояла коляска для двойни, только очень большого размера. Такой своеобразный паровозик, который даже на сторонний взгляд выглядел тяжело и массивно.

Пока я пыталась понять, для чего такая громоздкая конструкция, из физиокабинета спиной ко мне стала потихоньку выбираться хрупкая женская фигура.

На ее шею были заброшены руки достаточно взрослого ребенка, который был только на полголовы ниже матери.

Стало понятно, что у мальчишки был сильный детский церебральный паралич, даже голову он не мог хорошо держать. Мать привалила его к себе и почти волоком потащила к коляске.

Потом особым отработанным движением положила в коляску сынишку – а он ничем не мог ей помочь. Тут же развернувшись, она быстро вернулась в кабинет… и таким же образом вынесла второго ребенка.

Только руки мальчонки даже не лежали у нее на плечах, а посторонними предметами болтались вдоль тела.

Уложив и второго сына в коляску, женщина распрямилась, схватилась за поясницу и повернулась ко мне:

– Вы не могли бы подержать дверь открытой, пока я вытолкаю коляску к лестнице?

На меня смотрели безнадежно утомленные глаза, васильковый цвет которых был подернут проволокой боли. Ей, похоже, не было и тридцати.

Дверь я открыла. Она подкатила коляску к лестнице на второй этаж, затем вынула первого мальчишку и потащила на себе: в реабилитационном центре не было лифта, да и сама лестница была узкой.

– Пожалуйста, побудьте с Максимом. Я быстро.

Максим сидел спокойно. Глаза блуждали по пространству, не останавливаясь на предметах. Я его тоже не заинтересовала. Из уголка рта протянулась слюна.

Женщина спустилась, взвалила на себя уже второго ребенка и потащила его вверх по лестнице. Я отвернулась. Сил смотреть больше не было.

Потом мы еще несколько раз сталкивались с ней в коридорах центра. Я узнала, что она живет одна с матерью. Отец детей сбежал, как только они появились на свет: сразу же стало ясно, что они – инвалиды. Старший, Толик, немного крепче и может жевать и даже иногда встает в коечке, держась за борта. А младший глотает только жидкую пищу и совсем не держится на ногах. Им уже исполнилось десять лет.

Последний раз я видела ее на улице, за забором центра. Она стояла, скорчившись от боли в спине, и судорожно курила. Времени у нее не было: дети вот-вот должны были проснуться после короткого дневного сна.

Я застыла в воротах и… не столько поняла, сколько прочувствовала изнутри, почему у Достоевского в «Братьях Карамазовых» старец Зосима упал в земном поклоне перед Дмитрием Карамазовым: он кланялся тому кресту, который ему предстояло нести всю оставшуюся жизнь. И тяжесть этого креста была невероятной.

В тот момент я очень хотела упасть на колени перед этой МАТЕРЬЮ.

Читайте также:  Проведение диспансерного наблюдения у детей первого года жизни с расстройствами психомоторного развития?

Папаша

Источник: http://www.pravoslavie.ru/94806.html

Как объяснить детям про людей с особыми потребностями с помощью книг и видеоматериалов?

16.05.2018

Мир разный, как и судьба каждого человека. Важно то, как мы умеет относиться к людям с инвалидностью и как учим наших детей. Далее несколько возможных способов объяснять детям про людей с особыми потребностями с помощью книг и видеоматериалов.

Современные дети с легкостью разбираются в гаджетах, активно путешествуют и имеют по несколько хобби. Современный мир комфортен, поэтому родители не боятся с новорожденным отправляться в ресторан, ведь в большинстве заведений есть все, что необходимо маме: и пеленатор и даже пакет с подгузниками.

Мир становится удобнее и проще. Вы задумывались над тем, почему раньше никто не летал с детьми до 5 лет. Нет, не было противопоказаний, просто это было неудобно без подгузников, смесей и системы «все включено».

Мир развивается и только одним аспект (назовем это так) делает это очень медленно. В Украине таки появляется специальный транспорт и лифты для инвалидов, специальные спуски из подъездов и въезды в супермаркеты, но, зачастую, это можно найти в городах-миллионниках. Небольшие города, пгт и села в этом явно отстают…

А еще, самое главное – отношение людей к людям и снвалиднеостью. Что наши дети знают о таких людях, и как объяснять и учить детей замечать и не  отталкивать детей с разными особенностями развития, как налаживать контакт с детьми, у которых особые потребности?

Детский психолог и мама двоих детей Покровская Анна рассказала, как  объяснять детям про людей с особыми потребностями. Это можно сделать  с помощью книг и видеоматериалов.

мама двоих детей, детский психолог

  1. Наталья Ремиш «Детям о важном»  Это серия книг и мультиков. Сама Наталья говорит: «Я часто бываю с младшей дочерью на детских площадках. Ей всего год, и дети обычно ею не интересуются. Моя Мира стоит в растерянности, лепечет что-то, обращаясь к пробегающим мимо мальчикам и девочкам. Но они её не замечают, играют друг с другом. В этот момент моё сердце сжимается от жалости к ней. Я могу только представить, что чувствует мама, чей ребёнок не говорит, не бегает, не будет ходить лучше. И для меня очень важно повлиять на детей таким образом, чтобы хотя бы один из десяти остановился и проявил эмпатию к этому ребёнку, позвал в игру, ответил на взгляд, протянул игрушку.  Чтобы особенный ребёнок не чувствовал одиночества, а его маме не приходилось бы искать слова в ответ на вопрос “почему они со мной не играют?”
  2. Детская книга украинского автора «Дві бабуськи в незвичайній школі або скарб у візку» — эта  книга автора Ларисы Ницой для детей о том, что такое толерантность. Один из главных героев — мальчик, который передвигается с помощью инвалидного кресла. Он ходит в обычную школу и общается со своими одноклассниками весело и непринужденно. Книга с хорошим добрым юмором и настоящими приключениями. Изюминка книги это яркие иллюстрации Эллины Элис. Рекомендую к прочтению.
  3. Телевизионный сериал для подростков и их семей «Speechless» («Безмолвный» США 2016)  http://abc.go.com/shows/speechless/episode-guide/season-01. В картине показан сюжет о настоящей борьбе. семьи, воспитывающей трех детей, включая сына, у которого есть церебральный паралич.  Главный герой сериала JJ DiMeo имеет церебральный паралич в шоу и в реальной жизни, он использует инвалидное кресло и общается с помощью устройства, которым он управляет с помощью лазерной указки. Режиссерам удалось сделать этот телевизионный проект и смешным, и выразительным, и саркастическим и  включающим все особенности подросткового периода (например, выпить первое пиво на вечеринке, поцеловаться с девушкой и тд.) 
  4. Видео проект «I'm Tayler» http://imtyler.org/index.php/video/ Это реальная история о парне инвалиде. Рассказа о его возможностях и его ограничениях. О том, как он видит Мир и как Мир видит его. Посмотрите вместе с детьми это 15 минутное видео и возможно, выйдя на улицы города, вы совсем по-другому будете воспринимать людей с особыми потребностями.
  5. Документальный фильм «История Лоретты Клейнборн». https://www.youtube.com/watch?v=rqRWRn9E8F4 Лоретта Клэйборн — первая американская спортсменка Параолимпийских  игр, избранная в Международный совет директоров. Она участвовала более чем в 25 марафонах. Была удостоена в 1996 года, Премией Храбрости, представленную ей Дензелом Вашингтоном. Клэйборн родилась частично слепая и была неспособна говорить и ходить до  четырех лет.
  6. Инстаграм страничка Марии Гнесь @gnesmariia, в которой рассказывается о жизни семьи, состоящей из четырех человек: папа, мама и двое детей Тоня и Сева. Сева настоящий борец, с диагнозом ДЦП, он совершает каждодневные упражнения и достигает новых таких для него важных результатов. Даже страничка у Маши с девизом «Дорогу осилит идущий».  Глядя на старания родителей и самого Севы вдохновляешься и с уважением относишься к нему и его семье. Сама Маша рассказывает, что наше общество совсем не толерантно в отношении детей и их семей. Например, у Севы есть обязательные занятия и массажные упражнения, которые с ним проходит специалист, Сева может громко плакать, реагируя на сам процесс занятий. В это время раздается звонок в дверь квартиры и на пороге стоит соседка со словами: «Он у вас так громко плачет. Невозможно это слушать! И не удобно!» Маша может в ответ сказать спокойным тоном: «Мне как матери еще сложнее слышать плач своего ребенка, но это его процесс занятий». «Чего бы хотелось от общества?» — спросила я Машу. Маша ответила: » Нормального отношения, в первую очередь. Если вы чего-то испугались, подойдите и спросите, и я отвечу. Если вам что — то не понятно, заговорите со мной и я расскажу. Мне хочется так же рассказывать про своего сына людям, как другие мамы рассказывают о своих детях! Про их красивые платья, про их достижения, про их особенности. И дети более общительные в этом плане, они подходят и задают вопросы, смотрят на Севу и улыбаются ему, а он улыбается им в ответ.»

Зачем говорить с детьми на эти темы?

Чем больше мы будем объяснять детям о многогранности этого мира, тем больше дети будут адаптированы в социальную жизнь. Общение и взаимодействие — одно из самых ценных даров данных Человеку.

Жить в мире нового поколения, у которого развита эмпатия — это настоящее счастье! Такое общество всегда идет вперед, развивается,  раскрывает свой потенциал и в таком обществе есть уважение абсолютно к каждому.

Источник: http://4mama.ua/kids/raising/8276-kak-obyasnit-detyam-pro-lyudey-s-osobymi-potrebnostyami-s-pomoshtyu-knig-i-videomaterialov

Обсудим? Совместимы ли «особый» ребенок и обычный садик

Инклюзивное образование. Говорят о нем сейчас много. А на западе даже активно применяют. Сейчас решили внедрить и у нас в стране. Но что это за зверь такой? Давайте разберемся.

— К нам в группу собираются перевести девочку с нарушениями в развитии! – Гнев моей приятельницы Кати был слышен даже по телефону. — Ты представляешь, к обычным детям!

— Не понимаю, – пожимаю плечами. — Ну, ребенок не совсем обычный. У нее тяжелое отклонение?

— Вроде нет…

— А что тогда не так?

— Да все не так! А если она агрессивная? Если она головой будет о стены биться? Если…

«Если» набралось минут на двадцать.

— Раньше таких детей поголовно в коррекционные школы отдавали. А теперь школы закрывают, а ребят по обычным садам-школам распихивают, – бушевала Катя.

А ведь Катя – это не зверь какой. Обычная среднестатистическая мамаша. Так неужели же с инклюзивным образованием все действительно так скверно?

Инклюзивное образование активно продвигают во всем мире, а в России начали пытаться создать нечто подобное совсем недавно. В чем суть? В том, чтобы дать возможность ребятам с особыми потребностями влиться в обычный коллектив своих сверстников – ведь невозможно социализироваться в обществе, если ты от него изолирован.

И если раньше детей с неврологическими проблемами отдавали в коррекционный детский сад, а оттуда в спецшколу, то теперь врачи рекомендуют отправлять «особых» ребят в самые рядовые учебные заведения.

Но у нас эту идею пока что встречают если не в штыки, то с недоумением. Мы попытались взглянуть на проблему с трех сторон. Своим мнением об инклюзивной системе с нами поделились мамы – обычных детей и «особенных». И воспитатели детских садов – те люди, которым и придется воплощать идею в жизнь.

— Я против. Категорически. Если речь идет о каких-то глобальных проблемах со здоровьем и поведением, – ни секунды не думала над ответом Ольга, мама 6-летней Таисии. — Пусть простят меня родители «особых» детей, я прекрасно к ним всем отношусь, среди моих знакомых есть такие.

Но в общий детский коллектив? Нет, нет, и еще раз нет. У старшего сына был один такой одноклассник. Бегал по классу во время занятий, бился в истериках, других детей кусал. Они в школу боялись ходить. Мы больше года добивались его перевода в коррекционную школу. Директора жалобами забросали.

Слава богу, добились.

Младшая дочка Ольги сейчас в садике. У нее в группе есть несколько ребят с небольшими отклонениями. Но все они адекватны, их учат социализироваться.

— Но если мой ребенок пожалуется, что они регулярно мешают, обижают, срывают занятия, весь день орут, я первая пойду к заведующей. И буду требовать, чтобы их отправили на комиссию для заключения – могут ли они заниматься в общей группе. Неврологи пусть что угодно в их диагнозах пишут, я защищаю права своего ребенка.

Таких детей, на мой взгляд, вообще нельзя в массы. У них нервная система неокрепшая, недоразвитая. Им нужен комфорт, а не, простите, трэш. Неужели их родители не понимают, что дети страдают? — говорит Ольга.

Исповедь мамы особого ребенка: когда твой сын всем мешает

— Озвучивать диагноз сына не буду, слишком он сложен и многословен. Но внешне Марк самый обычный ребенок, ходил в обычный садик и осенью пойдет в обычную школу, – рассказывает Кристина, мама 7-летнего Марка.

Поначалу Кристине приходилось часами сидеть в садике, объяснять и показывать, как ее сын реагирует на разные ситуации. А потом все наладилось.

— До сада он совершенно не умел общаться, играть с другими ребятами. Сад дал ему огромный толчок в развитии. Да, первый год было тяжело. Марк не знал, что такое дисциплина, мешал всем. Рыдали все: и мы, и другие дети. И жалобы были, и намеки на перевод в коррекционный сад. Пришлось принести сразу три независимых заключения, что Марк может ходить в обычный садик, – вспоминает Кристина.

Мама очень благодарна воспитателям – по ее словам, они сумели разглядеть за внешними проблемами доброго, чуткого, ласкового мальчика. И помогли ему приспособиться к этому миру.

— Я очень боюсь школы. Там снова адаптироваться, и в раздевалке уже не посидишь… Но мы справимся. И другим мамам пожелаю не бояться общественного мнения.

Инклюзивное образование дает нашим детям возможность не чувствовать себя изгоями.

А другим родителям стоит вместо того, чтобы культивировать нетерпимость, наоборот, учить своих детей, что все они – вне зависимости от особенностей – равны, – уверена Кристина.

— Конечно, это прекрасно – социализировать детей. Я согласна, что детский коллектив приносит пользу. Мы часто наблюдаем, как дети, в чем-то отстающие от сверстников, достаточно быстро подтягиваются до их уровня, – делится Наталья, воспитатель.

Но, по мнению педагога, не все так гладко. Как говорится, есть нюансы. Во-первых, рядом с «особым» ребенком первое время должна быть мама. Во-вторых, при группе должен работать специалист. Человек с дипломом коррекционного педагога. Знающий и понимающий таких детей. Это даже прописано в законодательстве.

— Таких людей не хватает. Мало кто будет брать на работу отдельного специалиста из-за трех-четырех ребят. Нас тоже обучают, но очень поверхностно. Да, есть курсы, вебинары, можно получить дополнительное образование. Но не все готовы к этому, – говорит Наталья.

С ней сложно не согласиться: ребенок с отклонениями в развитии требует больше внимания, заботы. А когда в группе еще 25 детей? И все нуждаются в адаптации?

— А если он травмирует других ребят? Если он будет весь день кричать? Кидать в стены тарелки? Если он будет агрессивным? А если на него будут нападать другие дети из-за его «странности»? Ответственность-то на воспитателе, – поясняет Наталья. — Я не против инклюзии как таковой. Но считаю, что к такому праву на равное образование должны быть дополнения. Самое важное – не должно быть угрозы для других детей. Об их правах тоже нужно помнить.

Можно ли неуправляемым детям учиться вместе с обычными?

Можно ли неуправляемым детям учиться вместе с обычными?

  • Конечно, ведь иначе им никак не привыкнуть к жизни в обществе

    19,4%

  • Ни в коем случае. Это может быть опасно для обычных детей

    22,0%

  • Почему бы и нет? Только за каждым таким ребенком постоянно должен присматривать специалист

    57,0%

  • Свой вариант оставлю в комментариях

    1,6%

Неловкий момент: 8 неприглядных фактов о материнстве

Идеальные выходные Собчак: будущая мама резвится на природе

Источник: http://www.wday.ru/deti/vospitanie-detei/obsudim-sovmestimyi-li-osobyiy-rebenok-i-obyichnyiy-sadik/

Ссылка на основную публикацию